Стратегия для бинарных опционов Усредненный рост

Рейтинг лучших брокеров бинарных опционов 2020:

V означает Visa

Раздел: Управление финансами
Автор(ы): Андрей Франко, журнал «&.СТРАТЕГИИ» (№5, 2020) размещено: 23.03.2020
обращений: 6706

Создать универсальную кредитную карту пытались многие банки США, но удалось это лишь единицам.
Середина марта 2008 г., последний день рабочей недели, Нью-Йорк, на улице +10°C, но в офисе JPMorgan, одном из крупнейших инвестиционных банков мира, — как в аду — настоящая горячка. Сегодня коллеги по цеху из Bear Stearns, американского финансового гиганта, объявили, что срочно нуждаются в финансировании для исполнения обязательств по выплатам из-за продолжающегося в стране кредитного кризиса. Во время турбулентности на финансовых рынках сделать это не представляется возможным. Над рынком летал призрак банкротства и краха всей финансовой системы США, а вместе с ней и всего остального мира. Пятница 14 марта 2008 г. выдалась на редкость сложной для всех без исключения обитателей Уолл-стрит. «Хорошо, что не пятница 13», — напоминали оптимисты, ряды которых редели с каждой минутой. Но кому от этого было легче?

У Джеймса Даймона, главы JPMorgan, хватало проблем и без того. Всего через четыре дня, 18 марта, инвестбанк должен будет совместно с Golman Sachs и другими акулами Уолл-стрит провести первичное размещение акций крупнейшей в мире платежной системы — Visa Inc. Эта транзакция должна принести порядка $500 млн. комиссионных на всех. Львиную долю как ведущий андеррайтер должен был заполучить именно JPMorgan. Джейми (так называют Джеймса его близкие друзья) было известно, что чем больше денег, тем больше головной боли. И вот, похоже, настал момент расплаты. Может, отложить IPO до лучших времен, размышлял он. Банкиры и так пошли на риск, объявив о размещении в период нарастающей волны кризиса. Тем более их коллеги массово играли «пас»: с начала года были отменены 21 IPO и пять отложены.

В JPMorgan решили играть по крупному. Инвестбанк поддержал умирающий Bear Stearns, выкупив его за скромные $236,2 млн., и решился проводить размещение акций Visa Inc., назначенное на 18 марта. При этом основную скрипку в решении по IPO играл, конечно же, глава платежной системы Джозеф Сандерс. Для компании с 50-летней историей такой шаг был сродни свежему глотку воздуха, который должен был запустить второе дыхание платежного гиганта. Тем более ее основной конкурент MasterCard провел свое размещение двумя годами ранее, благодаря чему сумел привлечь $2,4 млрд. Visa нацеливалась на гораздо большую сумму, и у нее на то были причины.

Через тернии к Visa

Идея кредитной карты принадлежит вовсе не какому-то изобретателю или предпринимателю. Она пришла в голову, как это часто бывает, писателю. В 1887 г. увидела свет книга Эдварда Беллами «Looking Backward» (на русском языке издавалась под названиями «Взгляд на прошлое», «Золотой век», «В 2000 году» и др.), где 11 раз был использован термин «credit card» (кредитная карта).

Впервые же настоящая кредитная карта увидела свет в 1920-х. Western Union начал выпуск первых карт для постоянных клиентов в 1921 г. Однако их не составляло труда подделать, поскольку они изготовлялись на бумажной основе. В то же время собственники нескольких заправочных начали раздавать кредитные карты автовладельцам. Одним из переломных моментов можно считать 1938 г. — именно тогда несколько компаний договорились принимать карты друг друга.

Логическое продолжение эта идея получила лишь 12 лет спустя. В 1950 г. Ральф Шнайдер и Фрэнк Макнамара решили объединить несколько карточных систем в одну, создав таким образом первую платежную систему — Diners Club. А через восемь лет, в 1958 г., были созданы Carte Blanche и American Express. В том же году в тестовом режиме Bank of America (BofA), один из крупнейших коммерческих банков США, запустил программу BankAmericard. Однако в отличие от предыдущих систем, требовавших полного погашения задолженности на следующий месяц (charge cards), в BofA исследовали идею современных кредитных карт, предполагавших поэтапное погашение долга. Этому предшествовал мозговой штурм целой группы специалистов. Возглавлял ее Джозеф Уильямс, которому в 1956 г. удалось убедить топ-менеджмент банка реализовать идею, сопровождавшуюся рассылкой кредитных карт потенциальным клиентам.

Площадкой для тестирования был выбран небольшой городок Фресно (штат Калифорния). Причин тому оказалось несколько. Во-первых, к 1950-м уже насчитывалось 12 попыток создать универсальную кредитную карту, которую принимали бы большинство средних и крупных торговцев. Все они потерпели неудачу. И хотя Уильямс и команда тщательно изучили их опыт, а также успехи Sears и Mobil Oil, в BofA решили не бежать впереди паровоза, не тратить баснословные деньги и не запускать программу национального уровня. Во-вторых, городок Фресно с населением 250 тыс. был достаточно большим для тестирования программы и довольно мал с точки зрения первоначальных инвестиций. К тому же он относительно изолирован, что позволяло контролировать возможный урон репутации банка в случае провала. Немаловажным фактором было и то, что доля BofA в этом городе достигала гигантских 45%.

Поначалу тестирование шло успешно. Однако слухи о том, что конкуренты хотят провести рассылку кредитных карт в Сан-Франциско, городе, который в BofA считали своим домом, заставили Bank of America торопить события. К марту 1959 г. рассылки были проведены в Сан-Франциско и Сакраменто, к июню — в Лос-Анджелесе, а к октябрю в Калифорнии насчитывалось более 2 млн. карт, которые принимались порядка 20 тыс. торговцами. И вот тут-то проблемы вылезли наружу. Сказалось то, что Уильямс никогда не работал в кредитном отделе и был слишком доверчив к клиентам.

Вместо ожидаемых 4% пятая часть всех кредитных линий (22%) оказалась проблемной, а полицейские департаменты по всему штату завязли в делах, связанных с работой новой платежной системы. В декабре 1959 г. Джозеф Уильямс ушел в отставку. Результаты программы впечатляли: ее запуск обошелся BofA в $8,8 млн., но когда финансисты прибавили к этому расходы на рекламу и прочие издержки, убыток банка вырос до $20 млн., что составляет порядка $150 млн. в переводе на сегодняшние цены.

Однако менеджменту BofA нужно отдать должное: приглядевшись к BankAmericard, в банке пришли к выводу, что запущенная программа все же перспективна и имеет право на жизнь. Поэтому руководство выделило необходимые ресурсы для урегулирования ситуации и перезапуска системы: был усовершенствован финансовый контроль, принесены извинения порядка 3 млн. семей. В итоге банк сумел успешно перезапустить работу платежной системы. Изначально главной его задачей стала популяризация BankAmericard в одной лишь Калифорнии. Но в 1965 г. он начал заключать лицензионные соглашения с другими банками по выпуску своих карт и за ее пределами. В течение последующих 11 лет была сформирована сеть из финучреждений, которая покрывала все Соединенные Штаты. В конце 1960-х BankAmericard уже можно было встретить и за рубежом: BofA подписал соглашения с банками из Канады, Франции, Великобритании и представителями некоторых других стран.

В 1970 г. Bank of America перестал быть единоличным владельцем платежной системы: рядом эмитентов BankAmericard была создана National BankAmericard Inc. (NBI), независимая корпорация, которая была призвана заниматься управлением, продвижением и развитием платежной системы внутри США. Лицензированием иностранных банков продолжал заниматься Bank of America. К 1972 г. платежная система работала в 15 странах мира. А в 1974-м для управления зарубежными программами BankAmericard была создана международная ассоциация членов платежной системы IBANCO. В 1976 г. BankAmericard, Chargex, Barclaycard, Carte Bleue, а также другие системы, работающие по лицензии BankAmericard, решили объединиться под единым брендом. Им стала Visa с логотипом в виде флага из трех горизонтальных полос: верхней — синего, средней — белого и нижней — золотистого цвета. Его автор — Ди Хок, который справедливо полагал, что термин «Visa» широко известен во многих странах, и к тому же это слово ассоциируется с принятием, допуском и разрешением. В результате таких изменений NBI превратилась в Visa USA, а IBANCO — в Visa International.

В 2006 г. Visa объявила о глобальной реструктуризации. Первой весточкой стала смена логотипа: трехколор сменила надпись «Visa» синего цвета с оранжевым краешком в начале, расположенная на белом фоне. Компания заявила о планах по консолидации бизнеса и объединении Visa Canada, Visa International и Visa USA в одну структуру — Visa Inc. Созданная компания должна была стать публичной, то есть провести первичное размещение акций (IPO). К октябрю 2007 г. Visa закончила реструктуризацию и превратилась в Visa Inc. Оставалось провести IPO.

Островок стабильности

18 марта 2008 г., Нью-Йоркская фондовая биржа. До начала торгов остается полчаса. Ведущие сотрудники JPMorgan и Golman Sachs спорят, угадали ли они с ценой. Торги должны начаться по цене $37-42 за акцию. Выбрать цену — сродни искусства. Малая цена приведет к излишнему спросу и потере дополнительных средств, высокая — к тому же, но из-за низкого спроса. Как ни крути, и то и другое — провал размещения и урон репутации как компании-эмитента, так и инвестбанков-консультантов. Начало торгов. Цена взлетает к $44, размещение идет по плану. По этой цене Visa продала 406 млн. акций и привлекла $17,9 млрд.

Это успех! А заодно и рекорд: это самое крупное американское IPO за всю историю. На следующий день стало очевидно, что мировой кризис не распространяется на Visa: акции компании взлетели на 30% — до $56,86, что резко контрастировало с котировками других «голубых фишек»: главные индексы США упали в тот день на 2%. А на следующий день после размещения андеррайтеры во главе с JPMorgan реализовали свои опционы на покупку акций компании, доведя таким образом общую сумму IPO до $19,1 млрд.

В период острого кризиса инвесторы сумели разглядеть в Visa островок стабильности. Компания неплохо устроилась: она зарабатывает на любых карточных транзакциях независимо от их типа. По оценкам разных исследовательских компаний, а также независимых аналитиков, усредненный рост количества транзакций по картам Visa и доходов компании в ближайшие годы составит не менее 10%. У платежной системы нет никаких обязательств перед держателями карт, все отношения строятся с банками-партнерами. Соответственно у компании нет перед ними никаких долгов — это проблемы банков-членов системы. Visa отвечает за работу платежной системы, ее продвижение на рынке, а также инновации. Но это не так просто, как может показаться на первый взгляд: лучше Visa этого в мире не делает никто.

Электроэнергетика России (в сравнении с советским и зарубежным опытом)

Мечта российских рыночников осуществилась: проведено реформирование одного из крупнейших энергохолдингов мира. В подобном масштабе перевод важнейшего сектора экономики из государственно регулируемого режима в свободное рыночное плавание нигде в мире не осуществлялся.

Точка отсчета

Электроэнергетика России, в отличие от энергокомплексов других стран, не имела системных аварий более полувека (!), что свидетельствует о беспрецедентной стабильности работы всей системы энергоснабжения. Для экстремальных климатических условий России это имеет важнейшее значение. Только один факт столь уникальной надежности подтверждал правильность основных структурных и технологических решений, требовавших недопустимости коренной ломки важнейшей отрасли жизнеобеспечения.

Секрет успеха заключался в том, что учеными и специалистами при создании Единой энергосистемы страны была учтена особенность непрерывного процесса производства и потребления энергии, обеспечен баланс прав и обязанностей за текущую надежность и перспективное развитие отрасли на основе передовых технологий и эффективного оборудования. Это полностью соответствовало универсальному принципу отца кибернетики Норберта Виннера: «Управление не может быть эффективным, если оно не учитывает технологических особенностей управляемой системы» .

Российский энергохолдинг характеризовали: высокий уровень параметров пара и мощность энергоблоков на электростанциях, а также уровень напряжения и мощность трансформаторов в электрических сетях; не имеющий аналогов объем теплофикации в городах; народно-хозяйственная оптимизация инвестиционных программ и режимов работы электростанций; противозатратная (нормативная) система планирования показателей работы. Энергокомплекс был оборудован отечественным оборудованием по всем видам генерирующих мощностей (ТЭС, ГЭС, АЭС), объединен развитой сетевой инфраструктурой на высоком и сверхвысоком напряжении, построенной по наиболее дешевому оптимизационному принципу (табл. 1). Это обеспечивало один из самых низких в мире уровней тарифов на электроэнергию для промышленности и населения (табл. 3).

Чрезвычайно важно, что электроэнергетика СССР устойчиво работала в режиме самофинансирования не только текущей деятельности, но и расширенного воспроизводства без бюджетных вливаний и внешних займов.

Электроэнергетика сегодня

Общая оценка положения в отрасли негативная. Десятилетний провал инвестиционной деятельности привел к тому, что ежегодно выполняется лишь 15–30% заявок на подключение новых потребителей (в одной Московской области, например, не реализовано 4000 МВт). В 2006 году ограничение роста ВВП России из-за недостатка энергомощностей, по оценке президента страны В. В. Путина, составило около 1500 млрд рублей. В ближайшие годы этот показатель не уменьшится, так как при ежегодном росте потребления на 3–4% вводится новых мощностей 1–1,5%.

Руководители регионов и бизнеса не могут понять, почему, имея большую, по сравнению с 1990 годом мощность электростанций, подстанций, ЛЭП (табл. 1), мы столкнулись с острейшим инфраструктурным дефицитом даже в стратегически важнейших регионах: Тюменской, Кемеровской, Свердловской областях, Московском и Ленинградском энергорайонах.

Объяснение возникшего дефицита мощности неравномерностью развития регионов и секторов экономики малоубедительно. Во-первых, изменение структуры энергопотребления происходит не за один год. Во-вторых, высокий темп развития любого региона – это прежде всего показатель его финансовой устойчивости. Значит, руководители других секторов экономики нашли понимание у инвесторов, и только менеджеры энергохолдинга оказались отвергнутыми. В-третьих, никто не отнимал права перераспределения средств между регионами. Однако вплоть до московской аварии 2005 года абонентская плата дефицитных энергокомпаний Мосэнерго и Тюменьэнерго уходила безвозвратно в РАО «ЕЭС России».

Профессор В. В. Платонов в своей монографии «Анализ стратегии развития и проблемы реформирования электроэнергетики России» показывает, что расходы на реформирование отрасли в 2000–2005 годах составили 39,5 млрд долларов и соответствуют затратам на технологию производства, передачи, распределения и сбыта электроэнергии (табл. 2). Такие непроизводственные затраты могли обеспечить инвестиционную потребность страны до 2020 года.

Это еще раз показывает справедливость утверждения лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица, что «при отсутствии жесткого контроля собственника (государства) менеджмент оптимизирует личную прибыль».

Непрофессионализм управления, затратная сущность преобразований, дезинтеграция региональных энергокомплексов, ликвидация основного научного, проектного, строймонтажного и ремонтного потенциалов привели к беспрецедентной деградации отрасли, чего не было ни в одной стране (табл. 3).

Кроме указанных показателей, налицо катастрофическое снижение надежности: приморский кризис, якутское новогоднее обесточивание, уральская межсистемная авария, московский блэкаут. Повреждение оборудования устраняется недопустимо долго: на Рефтинской и Сургутской ГРЭС – несколько месяцев, на Каширской ГРЭС – пять лет. Такова деградация производственных возможностей в крупнейших энергокомпаниях – Свердловскэнерго, Тюменьэнерго, Мосэнерго. Повреждение оборудования на ТЭЦ Улан-Удэ зимой 2007 года устранялось отправкой персонала, материалов и оборудования самолетами из Москвы! Мобилизационная готовность отрасли к ликвидации узких мест и устранению крупных аварий снизилась кратно. Произошедшее субъективно связано с потерей влияния государства на деятельность холдинга и дочерних энергокомпаний (квалификация и ответственность государственных представителей). При этом объективных условий для этого не было. Последние полвека, включая переломные моменты в истории своих стран, именно государственное управление электроэнергетикой оказало определяющее влияние на выполнение приоритетных национальных программ:

  • послевоенное развитие энергетики СССР в условиях стартового отсутствия половины энергетического и энергомашиностроительного потенциалов;
  • обеспечение Францией энергетической независимости, сохранение ранга великой державы после трех войн и потери нефтегазового Алжира;
  • обеспечение постоянства тарифов за счет системного нормативного регулирования в большинстве штатов (США) и провинциях (Канада);
  • подъем национальной энергетики в КНР, позволивший довести вводы энергомощностей до беспрецедентного уровня 60–100 ГВт в год;
  • стабилизирующее воздействие на экономику своих стран эффективных энергокомпаний Норвегии, Чехии, Ирана, Вьетнама, Тайваня, компании EPDC (Япония).

Приведенные данные свидетельствуют, что по всем базовым сравнительным данным электроэнергетика отброшена на десятилетия, потеряв способность к эффективному расширенному воспроизводству.

Многолетний успешный опыт функционирования государственных энергокомплексов показывает, что для фондоемких, наукоемких видов бизнеса, тем более отраслей жизнеобеспечения государственная регулируемая монополия является наиболее эффективной с точки зрения снижения социально-экономических рисков. Представляется, что при реализации инвестиционных программ общегосударственного значения, требующих координации десятков отраслей экономики в среде производства, науки, образования, альтернативы государственному управлению в электроэнергетике нет. Конечно, это не отменяет различных вариантов государственно-частного партнерства и полной передачи на тендерной основе частным компаниям отдельных лицензируемых услуг.

Ход российских преобразований

Инициаторами реформ впервые в мировой практике выступили не собственник (государство), не потребители, а наемные менеджеры, по сути своей временщики. На первом этапе реформ были разделены на отдельные виды бизнеса (генерация, транспорт, распределение и сбыт) наиболее устойчивые по технологическим и хозяйственным связям вертикально интегрированные региональные энергокомпании. Исключений не было даже для стратегически важнейших компаний, обеспечивающих энергетическую безопасность страны (Мосэнерго, Тюменьэнерго, Кузбассэнерго и др.), которые оказались разделенными на пять–десять частей.

По экстерриториальному принципу были созданы оптовые генерирующие компании (ОГК), в которых объединены электростанции, отстоящие друг от друга на тысячи километров и не имеющие ни технологических, ни хозяйственных связей.

Проведенные реформы превратили третий (после США и КНР) энергокомплекс мира в хаотичный конгломерат третьеразрядных компаний. Средняя энергетическая мощность вновь образованных ОГК и ТГК составляет лишь 5668 МВт (максимальная мощность 13624 МВт в ТГК-1). Средняя капитализация генерирующих компаний по максимальному курсу акций за календарный год составила около 4 млрд долларов (от 1,9 до 9,3 млрд долларов США).

Какова финансовая устойчивость таких новообразований, наглядно показало развитие событий на фондовых рынках в последние месяцы. Если стоимость акций европейских компаний снизилась c начала года на 15÷25%, то у российских энергокомпаний она упала в среднем в три раз. Сегодня, например, капитализация крупнейшей компании (ОАО «Мосэнерго») составляет лишь 3,2 млрд долларов США.

Для сравнения, средняя электрическая мощность зарубежных компаний составляет 51 000 МВт, максимальная – 102 000 МВт (EDF) при капитализации 73,4 и 159,0 млрд долларов США соответственно, что ровно на порядок (в 10 раз) больше, чем у российских компаний (табл. 4).

Почему энергетический потенциал, капитализация и общие активы зарубежных компаний столь значительно превосходят российские аналоги не только в странах «Большой семерки», но и в малых странах – Чехии, Финляндии, Португалии, Республике Корея, Республике Китай? Потому, что в этих национальных энергохолдингах не тратили десятки миллиардов долларов на дезинтеграционные реформы, а активно участвовали в общемировом процессе слияний и поглощений, укреплении вертикальной интеграции, образовании энерготопливных компаний и общих электрогазовых инфраструктур. Это привело к консолидации активов; снижению корпоративных затрат; доверию акционеров, потребителей и финансовых институтов; росту финансовой привлекательности и устойчивости. Синергетический эффект такого управления убедительно иллюстрируют двух- и трехзначные цифры капитализации зарубежных энергохолдингов.

Если бы российский электроэнергетический потенциал состоял из компаний, подобных европейским энергохолдингам, то в нем достаточно было бы иметь:

  • или две компании, подобные EDF;
  • или три компании, подобные E.ON, Enel;
  • или пять компаний, подобных RWE, Suez, Iberdrola, Vattenfall.

Такое укрупнение улучшило бы условия обеспечения текущей надежности энергоснабжения и решения вопросов перспективного развития, а также создало бы конкурентные отношения управляющих команд по основным видам деятельности (эксплуатация, техническое обслуживание, инвестиции, инновации, экология). Именно этого нам не хватало последние десять лет. Кроме того, что была проведена дезинтеграция генерирующего потенциала, при реформировании были образованы (путем выделения из энергохолдинга) Федеральная сетевая компания (ФСК) и Системный оператор (СО ЦДУ). При этом в ФСК передана не только межсистемная инфраструктура, но и часть сетей регионального значения. На СО ЦДУ возложены дополнительные функции диспетчерского управления региональными энергокомплексами.

В результате произошло смешение тактических и стратегических функций, пропала объективность обратной связи, образовались имущественные барьеры для диспетчерских команд. Дееспособность отрасли снизилась, управление теплоснабжением потерялось.

В технически сложнейшей отрасли жизнеобеспечения ликвидированы Главное техническое управление и Инспекция по эксплуатации, утеряна функция головных проектных организаций, все научно-технические и проектные институты проданы. Фактически прекращено финансирование новой техники и технологий. Потеряна координирующая роль в развитии смежных отраслей энергомашиностроительного и энергостроительного комплексов. Остаточный принцип финансирования технического обслуживания привел к разрушению отраслевого специализированного ремонта, оперативно устранявшего аварии в любом регионе страны. На финальной части реформ проведена продажа тепловой генерации, а это 70% энергопотенциала, в частную собственность.

При этом из уставов новых энергокомпаний исключена цель – обеспечение надежности, что свело к нулю ответственность за энергоснабжение.

Приоритетом реформ не стало ни обеспечение энергетической безопасности, ни повышение надежности энергоснабжения, ни снижение стоимости электроэнергии в ВНП, что в стране с холодным климатом и гигантскими расстояниями для трубопроводного и железнодорожного транспорта имеет чрезвычайное значение.

Фактически суть реформ свелась к привлечению инвестиций любой ценой, в том числе за счет продажи кратно недооцененных акций энергокомпаний.

Такой подход для государства аналогичен продаже за бесценок всех действующих нефтяных месторождений ради получения средств на разведку будущих, для владельца квартиры – продаже жилой площади ради евроремонта на кухне.

Цена привлекаемых инвестиций

Основных источников привлечения инвестиций три:

  1. 1. Продажа акций:
    • государственной доли в РАО «ЕЭС России»;
    • доли РАО «ЕЭС России» в АО-энерго (опосредованно тоже государственной);
  2. Тарифы на энергию, которые предполагается либерализировать с 2020 года;
  3. Средства федерального бюджета.

Насколько выгодна экономике такая инвестиционная политика? Для ответа на вопрос представляет интерес динамика изменения курса акций энергохолдинга после стабилизации финансового положения в стране (график 1),

Восьмилетняя статистика бесстрастна: политика менеджмента не вызывала доверия у инвесторов. Ежегодный прирост цены акций РАО «ЕЭС России» за период 2001–2008 годов не только кратно ниже, чем у второй отечественной монополии – ОАО «Газпром», но и отставал от усредненного роста индекса Московской межрегиональной валютной биржи (ММВБ).

«Голубая» фишка РАО «ЕЭС России» фактически использовалась для PR-компаний и получения дополнительных доходов менеджерами, имеющими опционы по кратно заниженной цене. Такая опционная программа позволила им заработать 450 млн. долларов (!), но капитализация энергокомпаний оказалась в разы ниже уровня, позволяющего цивилизованно привлекать инвестиции в новое строительство через эмиссию акций.

1. Стоимость акций РАО «ЕЭС России» во время продажи составляла около 1,1 долл./акция. Капитализация энергохолдинга, который контролирует 150,0 млн кВт мощностей, составляет 45,0 млрд долларов, то есть 280 долл./кВт. Это величина на порядок (в 10 раз) меньше, чем капитализация 1 кВт установленной мощности крупнейших европейских компаний (3000 долл./кВт мощности).

2. Стоимость акций генерирующих компаний (объединенных и территориальных) по результатам продаж составила от 400 до 700 долл./кВт. При этом необходимо учесть, что цена продажи делится аналитиками только на электрическую мощность. Однако реформаторы умалчивают, что для территориальных генерирующих компаний (Мосэнерго, Ленэнерго, Омскэнерго, Хабаровскэнерго и т.д.) одновременно продана и тепловая мощность, которая в 3,0-3,5 раза превосходит электрическую генерацию.Фактически с учетом тепловой мощности акции генерирующих компаний стоили 200–400 долл./кВт, что тоже в 10 раз ниже цен на европейском фондовом рынке.

3. Продажа собственности кратно ниже реальной цены не есть выгодная сделка. Это даже не торговля, это наглый грабеж среди белого дня. Может быть, на собранные деньги можно построить второй энергетический потенциал страны? Не зря же инвестиционная программа амбициозно названа «ГОЭЛРО-2». Ничего подобного. По планам энергохолдинга необходимо построить в период 2006–2020 годов не менее 31,0 ГВт новых мощностей. Реально построят не более 15,0 ГВт, ценой потери госсобственности в 70% потенциала отрасли, будет введено лишь 7% общей мощности электростанций. Причина известна: удельная стоимость строительства новых мощностей составляет не 300 долл./кВт (цена продажи акций) и даже не 900 долл./кВт (цена строительства в США), а около 1500 долл./кВт, для угольных же ТЭС более 2000 долл./кВт.

4. Либеральное ценообразование – вторая основная цель реформ после приватизации тепловой генерации. Столь радикальное изменение рыночных отношений продавец – покупатель вводится с 2020 года. Далеко не все страны даже со столетней рыночной историей отказываются от государственного регулирования естественных монополий. Причина проста: цивилизованный рынок должен работать в интересах покупателя. Значит, должны быть 30% резервов для обеспечения избыточного предложения. У нас таких резервов нет, более того, большинство регионов дефицитны по мощности. Значит, на российских либеральных торгах рыночная сила будет у продавца. Положение усугубляется тем, что в этот же период меняются правила оптового рынка (это третья основная цель реформ): электроэнергия будет продаваться по так называемой равновесной цене. За этим безобидным названием скрывается то, что вместо усредненной цены продажа будет осуществляться по максимальной заявочной цене замыкающей электростанции, участвующей в балансе производства электроэнергии. Такая модель рынка обеспечивает минимальную рентабельность только самому дорогому продавцу. Все остальные продавцы получают незаработанную сверхприбыль. Экспертные оценки показывают, что в связи с кратным различием себестоимости отдельных поставщиков превышение тарифов на энергию при реализации новой модели составит 2,5–3 раза.

Российские потребители будут переплачивать за электроэнергию около 600 млрд рублей ежегодно. При этом 90% этих средств из кармана остального российского бизнеса пойдет не на инвестиции, а в сверхдоход новых собственников генерирующих компаний. Стоит ли рисковать экономикой всей страны, чтобы построить лишь несколько электростанций?

5. Средства федерального бюджета. Реформаторы многократно подчеркивали, что они получают для развития частные инвестиции, не обременяя федеральный бюджет. Так ли это и почему бюджетные средства нельзя вкладывать в электроэнергетику? При продаже собственно акций РАО «ЕЭС России» и пакета акций государственного энергохолдинга в дочерних компаниях фактически продаются акции государства. Однако вместо того, чтобы полученные средства перечислить в бюджет, они фактически через инвестиции прямо передаются частным акционерам.

Поэтому более правильно считать эти средства бюджетными, а их вложения в ОГК и ТГК не что иное, как доля государства в этих компаниях. Почему же было прямо не профинансировать из бюджета новое строительство в электроэнергетике, тем более что акции энергетических компаний продавались по демпинговым ценам?

Вложение бюджетных средств в инфраструктуру – общепринятая статья расходов любого государства. По мнению экспертов, это наиболее быстро окупаемые расходы, так как они создают условия для развития всех видов бизнеса. На графике 2 показана эффективность государственных инвестиций.

По оценкам экспертов, каждый рубль госвложений в развитие промышленной инфраструктуры дает через несколько лет 3-4 рубля дополнительных налогов, не считая новых рабочих мест и доходов граждан. Убытки, которые несет страна при дефиците мощности, чрезвычайно велики. В 2006–2007 годах снижение ВВП из-за дефицита мощности для новых потребителей оценивается в 1500 млрд рублей ежегодно.

Снижение ВВП за пятилетку 2006–2020 годов (программа ввода 31,0 ГВт новых мощностей будет сорвана) составит в 5 раз большую сумму. Это реальный «вклад» десятилетнего управления топ-менеджерами РАО «РАО ЕЭС России» в экономику страны, за который они получили сотни миллионов долларов.

При огромном дефиците средств в РАО «ЕЭС России» фактически нет механизма контроля целевого использования инвестиционных средств. Тендеры на новое строительство сегодня фиксируют лишь стоимость энергопроекта перед началом работ. При этом после завершения строймонтажных работ выявляется, что их стоимость возросла на 30÷70%. Никаких финансовых санкций к проектировщику и подрядчику энергокомпанией как заказчиком не применяется. Анализируя деятельность энергохолдинга за 1998–2005 годы, профессор В. В. Платонов выявил «потерю» 39 млрд долларов для вложений в генерацию. Этих средств с избытком бы хватило для ликвидации дефицита мощности в Тюмени, Москве и других регионах.

Зарубежный инвестиционный опыт

Западными энергокомпаниями используется ряд инвестиционных механизмов: – конечно, основным источником финансирования остаются тарифы на электроэнергию. Однако рынок электроэнергии в большинстве стран как для схемы госрегулирования, так и для рыночного ценообразования, как правило, работает по схеме усреднения цены. В последние годы наиболее эффективной является модель «Единый покупатель», которая решает инвестиционные задачи без ущерба для конкурентности национальных потребителей;

ни один собственник энергокомпаний никогда не пойдет сегодня на продажу контрольного пакета акций по демпинговым ценам ради обещания нового собственника форсировать инвестиционную деятельность завтра.

В КНР используется совместное финансирование государством и частными компаниями энергетического строительства, когда на тендере частные компании (включая иностранные) конкурируют по стоимости и сроку окупаемости. При этом доля государства определяется вложениями, компенсирующими затраты от фактического до принятого в тендере срока окупаемости (не более восьми лет). Это почти аналог нашего «механизма гарантирования инвестиций», который до сих пор не реализован ни на одном проекте. Успехи государственного и государственно-частного энергостроительства в КНР общеизвестны: ввод мощностей достиг 100 ГВт/год (!);

  • финансирование нового энергетического строительства за счет эмиссии акций используется, когда их рыночная цена в пересчете на кВт мощности близка к реальной стоимости нового строительства или выше нее. Эмиссия акций при рыночной цене на порядок ниже удельной стоимости нового строительства – это или криминал, или передел собственности;
  • широкое распространение получили все формы проектного финансирования. Это отделяет экономику основного бизнеса инвестора от ответственности за окупаемость новых энергообъектов. Такой подход предотвращает проектирование и строительство дорогих электростанций, что сразу исключает российский «откат»;
  • распространение для независимых инвесторов получил метод IPP (строю, владею, эксплуатирую), который основан на гарантиях покупателя (региональной энергокомпании) по объему и цене покупаемой электроэнергии всего периода окупаемости объектов. По данному механизму за десять лет построено более 100 ГВт новых энергомощностей. Это почти 50 годовых программ РАО «ЕЭС России»;
  • совершенно особый подход начиная с 90-х годов был осуществлен в США. Новым потребителям в дефицитных штатах предложили вместо платы за присоединение провести финансирование работ по энергосбережению в энергоемких секторах экономики. При этом объем сэкономленной мощности (энергии) давал им право на его использование в своих новых энергоиспользующих установках. Метод, который назвали строительством «электростанций энергосбережения», позволил в короткое время ввести в строй 32,0 ГВт «новых» энергомощностей по цене 300–500 долл./кВт! Это вся пятилетняя программа РАО «ЕЭС России»;
  • особое внимание в европейских странах уделено стимулированию строительства новых электростанций для комбинированного производства электроэнергии и тепла (когенерационные мини-ТЭЦ). Законодательством ряда стран установлено, что мощность и энергия этих энергоисточников, так же, как и возобновляемых источников электроэнергии, должна обязательно приниматься в электрическую сеть и покупаться региональными энергокомпаниями. У нас же, даже в Москве, за последние десять лет снизился отпуск тепла на ТЭЦ и возрос в котельных;
  • в отдельных странах тарифные инвестиции в электроэнергетику не облагаются налогом. У нас такое решение есть только по «Росэнергоатому». Широкое распределение получила практика отложенного налогообложения на период строительства. Взимание налогов начинается только после пуска энергообъекта в эксплуатацию. Имея многие годы половину правительства страны в составе директоров энергохолдинга, менеджеры не решили этот вопрос;
  • понимая, что имеющийся уровень техники и технологий не соответствует требованиям надежности и эффективности в условиях объективного роста цен на топливо и металл, ведущие энергокомпании увеличили объем финансирования НИОКР до 2,0% от уровня затрат. Новые технологии и оборудование позволили увеличить прибыль, направив ее на инвестиции. В РАО «ЕЭС России» при затратах на НИОКР 0,1% этот источник отсутствует.
  • Реформаторы фактически предлагают нам финансировать развитие российской электроэнергетики:

    во-первых, за счет получения разового источника средств от продажи по демпинговым ценам основы отрасли – тепловой генерации (150 ГВт). Финансовые потери составляют сотни миллиардов рублей при потере государственного контроля над основной частью производства электроэнергии;

    во-вторых, новый собственник генерации получает право на продажу мощности введенных энергоблоков по сверхприбыльным тарифам на весь период их окупаемости. При этом срок окупаемости новых энергетических мощностей, равный десяти годам, в 2-3 раза короче принятых сроков окупаемости для энергетических объектов большинства зарубежных стран, что дополнительно увеличивает стоимость электроэнергии;

    в-третьих, при переходе к либеральному рынку по модели «равновесная цена» из-за запредельного подъема тарифов на электроэнергию неизбежна стагнация экономики вследствие потери конкурентных преимуществ энергоемкого национального бизнеса, который является основным налогоплательщиком. Это накладывает ограничения на расширенное воспроизводство для развития электроэнергетики из-за снижения налоговой базы.

    Министру энергетики России и правительству придется решать сложные последствия реформ в тяжелых условиях:

    • профессионализм управленческих команд в энергокомпаниях резко снижен, что недопустимо для отрасли жизнеобеспечения;
    • ответственность за энергоснабжение из-за приоритета прибыли и ликвидации базовых лицензий в генерации отсутствует и не подкреплена правовыми нормами;
    • дефицитность большинства регионов европейской части страны, Урала, Тюмени, необходимые резервы мощности в которых отсутствуют;
    • снижение ВВП из-за невозможности подключить потребителей нового бизнеса, составляет 1500 млрд руб./год с тенденцией постоянного роста;
    • ограничение мощности электростанций по технологическим причинам выросло в 1,5 раза и сегодня составляет около 30 ГВт;
    • потери электроэнергии в сетях выросли на треть и дошли до уровня послевоенного 1946 года (15%);
    • потерян наполовину потенциал ведущих проектных и научных институтов;
    • ликвидировано большинство специализированных ремонтных предприятий;
    • возможности строймонтажных организаций составляют треть от необходимого. В результате под угрозой срыва не только инвестиционная программа, но и возможность проведения аварийных работ. Энергоблок на Каширской ГРЭС «восстанавливается» уже пятый год. Энергоблок на Сургутской ГРЭС-2 находился в аварийном ремонте полгода. А ведь это стратегически важнейшие, дефицитные регионы страны (Московский, Тюменский).

    Заключение

    Российский опыт преобразования электроэнергетики уникален:

    • по отсутствию экономических обоснований;
    • по игнорированию достойной цели – народно-хозяйственной эффективности;
    • по отрицанию приоритета надежности и национальных особенностей. Объявленная менеджерами цель реформ фактически упрощена до профанации – «инвестиции любой ценой». Это управленческий абсурд, не имеющий аналогов.

    Финансировать развитие электроэнергетики предполагается за счет разовой продажи по демпинговым ценам основы основ отрасли – тепловой генерации, а затем за счет либерализации цен на электроэнергию. Последствия очевидны: неизбежный рост тарифов, подрывающий конкурентоспособность энергоемких экспортно ориентированных отраслей с колоссальным ущербом для экономики; потеря государственного контроля над производством электроэнергии; утрата ответственности за стабильность поставок электроэнергии. Фактически под флагом реформ одной отрасли – электроэнергетики в стране разрушена вся система энергоснабжения. Это на длительную перспективу делает беспомощным правительство и беззащитным национального потребителя.

    Что необходимо предпринять для перевода дезинтегрированной затратной отрасли на эффективные рельсы с прогнозируемым расписанием движения?

    Во-первых, необходимо обеспечить корпоративную правовую основу приоритета надежности. Изменить уставы всех вновь образованных компаний, назвав основной целью общества не прибыль, а обеспечение надежного энергоснабжения потребителей. При этом ответственность за частоту, напряжение и качество централизованного электроснабжения должна обеспечиваться для всех подключенных потребителей. Принять решение о лицензировании важнейших видов деятельности в электроэнергетике, в первую очередь для генерирующих компаний.

    Во-вторых, обеспечить профессионализм управления федеральным и региональным энергокомплексами. Внедрить единую систему контрактов, обеспечивающую карьерный рост только для успешных менеджеров-профессионалов, а оценку менеджеров проводить по обеспечению текущей надежности, подготовке к работе в зимних условиях и перспективному развитию в темпе подъема экономики.

    Брокеры с русским языком:

    В-третьих, создать государственную систему обеспечения надежности энергоснабжения за счет принятия стандартов надежности, законодательной и нормативной базы их обеспечения, инженерной экспертизы организационных, экономических и технических решений в отрасли с постоянным мониторингом последствий проводимых преобразований. Проанализировать последний мировой опыт создания в последние годы подобных систем в США, Европе (комитеты по надежности энергосистем, директивы о приоритете надежности) на основе анализа причин и последствий крупнейших энергетических аварий.

    В-четвертых, сохранить государственное регулирование тарифов на электроэнергию. Дополнить его противозатратным механизмом эталонного сравнения затрат, успешно внедренным по всем видам бизнеса во многих европейских компаниях, и восстановить эффективную систему оптимизации топливоиспользования.

    В-пятых, для обеспечения инвестиционной привлекательности финансовой устойчивости и управляемости российского энергетического комплекса провести кратную консолидацию активов до уровня производственной мощности крупнейших западных компаний. Заменить безответственный экстерриториальный принцип формирования генерирующих компаний на ответственность вертикально интегрированных холдингов на базе межрегиональных Объединенных энергосистем. Средняя мощность российских ОГК и ТГК составляет лишь 5,7 ГВт. Для сравнения, средняя мощность десяти ведущих европейских компаний на порядок больше – 51,7 ГВт.

    Наиболее подготовлен вариант создания семи энергокомпаний на базе Объединенных энергосистем и Объединенных диспетчерских управлений (табл. 5).

    В перспективе возможен вариант двух еще более мощных энергокомпаний:

    • Европейской компании мощностью 113,3 ГВт (Центр, Средняя Волга, Северо- Запад, Юг);
    • Объединенной восточной энергокомпании мощностью 108,9 ГВт (Урал, Сибирь, Восток). Для сравнения, мощность EDF (Франция) – 102,0 ГВт.

    В-шестых, внедрить модель оптового рынка электроэнергии «Единый покупатель», которая позволяет усреднять тарифы на электроэнергию, использовать межсистемную оптимизацию режимов работы, что стабилизирует цены и обеспечивает возврат средств инвесторам.

    В-седьмых, разработать и реализовать комплекс мер по научно-техническому развитию отрасли и увеличению потенциала строймонтажного, ремонтного комплексов и взаимосвязанных отраслей, прежде всего в ТЭКе и энергомашиностроении.

    Конечно, перечисленные направления необходимо детализировать и разработать сбалансированные программы их реализации. В структуре отрасли необходим мозговой центр, который, не отвлекаясь на текущие проблемы, возглавит эту крайне необходимую работу и проведет ее в минимальные сроки. В отрасли требуется создание дееспособных структур, возглавляемых профессионалами с успешным опытом предыдущей работы для осуществления перехода к эффективному, управляемому российскому энергокомплексу XXI века.

    В США над аналогичной программой работали 60 научных коллективов в течение трех лет. У нас на эту работу нет таких сил, но нет и такого времени. Сегодня не рано, а завтра будет поздно.

    Данная статья входит в в издание «Риски и угрозы российской электроэнергетики. Пути преодоления». Автор предоставил порталу RusCable.Ru, единственному из отраслевых СМИ, эксклюзивное право на публикацию своей книги для широкого круга специалистов в открытом доступе.

    Читать первую статью «Системное разрушение системы»

    Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl + Enter

    Стратегия для бинарных опционов «Усредненный рост»

    и откуда такая надежда что в условиях дефицита что-то куда-то будет падать?

    да это не то чтобы надежда. просто все обсуждают, а мы нет :)
    дело в том, что здесь довольно популярна профессия «ландлорд» ). Люди скупают десятки домов и сдают их. при этом рента с одного дома покрывает моргитч для другого. что-то в этом роде.
    С возрастанием банковского процента (который растет настолько быстро, что опережает рост ренты) становится невозможным оплачивать многочисленные закладные. ландлорды избавляются от части своих домов. многочисленный выброс проперти на рынок обеспечивает снижение стоимости

    Это может произойти. Но на данный момент не происходит.

    Если бы в 2004 году не присоединились к ЕС куча стран, да не приехали бы их граждане сюда на стройки капитализма, так и был бы, скорее всего, обвал.

    Это может произойти. Но на данный момент не происходит.

    Если бы в 2004 году не присоединились к ЕС куча стран, да не приехали бы их граждане сюда на стройки капитализма, так и был бы, скорее всего, обвал.

    люди, приехавшие сюда из ЕС в основном не покупают, а снимают жилье. они приезжают сюда на заработки. домами владеют в основном граждане ЮК. банковский процент растет независимо от количества поляков в стране, а вот рента бесконечно расти не может. если аренда квартиры будет съедать месячную зарплату, граждане ЕС утратят интерес работать здесь и уедут домой

    граждане ЕС утратят интерес работать здесь и уедут домой

    И начнется лафа. :yo:

    люди, приехавшие сюда из ЕС в основном не покупают, а снимают жилье. они приезжают сюда на заработки. домами владеют в основном граждане ЮК. банковский процент растет независимо от количества поляков в стране, а вот рента бесконечно расти не может. если аренда квартиры будет съедать месячную зарплату, граждане ЕС утратят интерес работать здесь и уедут домой

    Я только попробовал сунуться на рынок (захотелось квартиру побольше) — все мало-мальски приличные квартиры уходят за неделю, как пирожки. Для интереса посмотрел на рынок жилья в районе £1m — там еще хуже, в-среднем жилье стоит на рынке 1-2 дня и тут же попадает under offer. Какой обвал при таком ажиотаже?

    На фоне этого заявления предсказания конца света начинают выглядеть все более обоснованно :)

    хорошо, не домой. покорять другие страны евросоюза

    Я только попробовал сунуться на рынок (захотелось квартиру побольше) — все мало-мальски приличные квартиры уходят за неделю, как пирожки. Для интереса посмотрел на рынок жилья в районе £1m — там еще хуже, в-среднем жилье стоит на рынке 1-2 дня и тут же попадает under offer. Какой обвал при таком ажиотаже?

    это у вас на юге. а у нас каждый четвертый-пятый дом на продажу выставлен. а покупать страшно. обвал, кстати, традиционно всегда начинался с севера

    . Пару лет назад агенту часто можно было сделать предложение ниже «asking price» которое принималось. Теперь агенты почти сразу говорят, что на «asking price» у них уже есть более чем достаточно предложений, но если мы хотим предложить больше, они это рассмотрят. И дома, как заметил Lawyer, уходят достаточно быстро. P.S. «Аsking price» в нашей области сейчас равняется полной рыночной цене.

    Я так понимаю, что ситуация разная в зависимости от региона. У нас в окрестностях дома стоят на продажу по полгода и больше, и торг уместен.

    В Америке не наблюдается ни дефицит недвижимости, ни дефицит земли, ни значительный подъем в уровне иммиграции. И сверху этого они еще являются страной находящейся в стадии кризиса (политического и экономического) вызванного войной в Ираке. Так что врядли можно сравнивать это две страны в данный момент.
    Ничего себе, нельзя.
    У них — мексиканцы и прочие латиносы, которых было так много, что им даже амнистию недавно объявили.
    У нас — сами знает кто. Мы.

    Насчет дефицита земли. Думаю, дефицит земли в Нью-Йорке и Лондоне одинаковый. Также как в МОскве дефицит тоже присутствует, а то что земли дофига уже в ста километрах от нее на ценах никак не отражается, к сожалению. Потому что люди селятся там, где есть работа, а там, где ее нет, земля никому не нужна.

    Политический и экономический кризис здесь тот же самый, как будто Тони на Ирак денег не тратил и войска туда не посылал. А что тут в Лейбо происходит уже давно всем понятно. Гордон никак не может расчистить себе дорогу, а Тони цепляется как может. Да еще перов продает за деньги. :clueless:

    Ничего себе, нельзя.
    У них — мексиканцы и прочие латиносы, которых было так много, что им даже амнистию недавно объявили.
    У нас — сами знает кто. Мы.:
    1. Сравнивать надо не в человеко-душах, а в процентном соотношении (и не забывать принимать во внимание плотность населения страны в целом).

    Насчет дефицита земли. Думаю, дефицит земли в Нью-Йорке и Лондоне одинаковый. Также как в МОскве дефицит тоже присутствует, а то что земли дофига уже в ста километрах от нее на ценах никак не отражается, к сожалению. Потому что люди селятся там, где есть работа, а там, где ее нет, земля никому не нужна.
    2. Прошу обратить внимание что ни о Лондоне, ни о Нью-Йорке, а тем более о Москве здесь речь вообще не шла.

    Политический и экономический кризис здесь тот же самый, как будто Тони на Ирак денег не тратил и войска туда не посылал. А что тут в Лейбо происходит уже давно всем понятно. Гордон никак не может расчистить себе дорогу, а Тони цепляется как может. Да еще перов продает за деньги. :clueless:
    3. . Вообще без комментариев.

    Европейские рынки ценных бумаг за прошедший месяц дважды нервно реагировали на казалось бы далекие внешнии события. Это может в том числе и значить, что уверенности у людей в ближайшем и среднесрочном светлом будущем не так уж и много.

    Не думаю, что будет обвал рынка недвижимости, особенно в городах и селах, где есть экономическая активность. Возможна коррекция, возможно и дальнейшее увеличение разрыва между экономическими центрами и глубинкой.

    Конечно, тем, кто приобрел недвижимость «на последнии» следует боятся. Но им всегда следует боятся: рынок чихнет, а они уже банкроты.

    1. Сравнивать надо не в человеко-душах, а в процентном соотношении (и не забывать принимать во внимание плотность населения страны в целом).

    2. Прошу обратить внимание что ни о Лондоне, ни о Нью-Йорке, а тем более о Москве здесь речь вообще не шла.

    3. . Вообще без комментариев.
    Плотность населения страны, если вы хорошенько поразмыслите, совершенно не гарантирует высоких цен на недвижимость. Если бы это было так, то в Индии цены были бы самые высокие на всем земном шаре. :ura:

    Лондон и Нью-Йорк — столицы сравниваемых нами гос-в. Москва — посторонний пример. Если следовать вашей логике, то цены в России вообще расти не должны, так как земли там немеряно. Но на практике все совершенно по-другому. Отсюда вывод. Цены на недвижимость не связаны с количеством земли или плотностью населения. Они зависят от экономической ситуации и размера потока денег в страну. Если здесь ухудшится экономическая ситуация — цены упадут.

    Плотность населения страны, если вы хорошенько поразмыслите, совершенно не гарантирует высоких цен на недвижимость. Если бы это было так, то в Индии цены были бы самые высокие на всем земном шаре. :ura:

    Лондон и Нью-Йорк — столицы сравниваемых нами гос-в. Москва — посторонний пример. Если следовать вашей логике, то цены в России вообще расти не должны, так как земли там немеряно. Но на практике все совершенно по-другому. Отсюда вывод. Цены на недвижимость не связаны с количеством земли или плотностью населения. Они зависят от экономической ситуации и размера потока денег в страну. Если здесь ухудшится экономическая ситуация — цены упадут.
    А кто сказал, что в Индии самая высокая плотность населения?

    Лондон и Нью-Йорк — столицы сравниваемых нами гос-в. Лондон и Нью-Йорк кроме Вас никто не сравнивает. Вопрос был: «в интернете местные утверждают, что в некоторых частях страны цены на недвижимость начали падать по причине выросшего банковского интереса. по телеку говорят, что такое никогда не произойдет..что думаете?»

    Отсюда вывод. Цены на недвижимость не связаны с количеством земли или плотностью населения. Они зависят от экономической ситуации и размера потока денег в страну. Если здесь ухудшится экономическая ситуация — цены упадут.Для того чтобы делать выводы о влиянии плотности населения и дефицита земли на рынок недвижимости, вместо Индии уместнее все-таки исползовать например Японию (как более логичное сравнение).

    «в интернете местные утверждают, что в некоторых частях страны цены на недвижимость начали падать по причине выросшего банковского интереса. по телеку говорят, что такое никогда не произойдет..что думаете?»

    Ну на сколько этот процент вырос? На полпроцента за последний год кажется? Негусто. Не думаю, что центр банк пойдет на серьезное увеличение. Никто в этом не заинтересован. Ведь это ж всем выгодно, когда цены на недвижимость растут, на данный момент это единственное, за счет чего растет экономика в этой стране. Так что опасность обвала или постепенной дефляции должна быть обусловлена другими причинами, более глубокими.

    Ну на сколько этот процент вырос? На полпроцента за последний год кажется? Негусто. .

    а если у вас моргич на 250 тыс фунтов при зарплате 20-30 тыс в год?

    Посмотрите ваш пост под номером 22. Я по Америку вообще не начинала, это вы начали про иммиграцию и т.д.
    Сравнение с Японией, конечно, логичное, остров все-таки. Но про плотность населения вы сами начали. А вообще сравните с Японией, как вам дефляция, которая длится уже лет десять или пятнадцать и падение цен на недвижимость при высокой плотности населения? Но такого в АНглии, конечно, быть не может, потому что не может быть никогда. Ваша логика

    Сравнение с Японией было приведено только в силу того факта что, пока был дефицит недвижимости, цены росли без ограничений, как только дефицит решился и кол-во жилых единиц превысило число в них нуждающихся (к 1998 на 13%), произошел крах. Соотношение спроса и предложения не зря является таким любимым фактором даже у экономистов. ( http://www.nationsencyclopedia.com/Asia-and-Oceania/Japan-HOUSING.html ). При нынешнем уровне строительства в ЮК это достаточно долгосрочная перспектива.

    Обвал цен в ЮК: см. обвал 80-х. А теперь см. обвал 80-х vs цены 2007 (с учетом инфляции). ( http://www.whatprice.co.uk/financial/housing-market/house-prices.html ). Если Вы возьмете любой простой чарт цен на недвижимость в ЮК с 10-летней цикличностью, то плохого времени покупать (только если Вы не рассчитываете на какие-либо краткосрочные вкладывания) как такового нет. Есть более или менее удачные моменты, не спорю. Одна из моих знакомых в середине 90-х чуть не заработала язву на нервной почве, т.к. купила дом в период пика перед очередным снижением. Думала что банкротировала, сейчас ее дом стоит чуть-ли не в 3 раза больше. Все зависит от того насколько долгосрочны планы.

    Сравнение с Японией было приведено только в силу того факта что, пока был дефицит недвижимости, цены росли без ограничений, как только дефицит решился и кол-во жилых единиц превысило число в них нуждающихся (к 1998 на 13%), произошел крах. Соотношение спроса и предложения не зря является таким любимым фактором даже у экономистов. ( http://www.nationsencyclopedia.com/Asia-and-Oceania/Japan-HOUSING.html ). При нынешнем уровне строительства в ЮК это достаточно долгосрочная перспектива.

    .
    вы сами свою ссылку читали?
    The decline reflects not so much a saturation of demand—many Japanese regard their housing as inadequate—as a rapid rise in land and construction costs, especially in the Tokyo, Nagoya, and Osaka metropolitan areas, which has put new housing out of the reach of potential buyers.

    там дальше про хаусхолдс. но кол-во хаусхолдс очень даже обусловлено ценами на недвижимость. Пятикомнатный дом с 3 ресепшинами здесь — это один хаусхолд, но жить там могут как миниумум 8 семей гастробайтеров, так как там восемь комнат. Все потому, что они не могут себе позволить снять по однокомнатной квартире. Следовательно цены на крохотные квартиры постепенно начнут падать. Они уже приближаются к критической точке.

    вы сами свою ссылку читали?
    The decline reflects not so much a saturation of demand—many Japanese regard their housing as inadequate—as a rapid rise in land and construction costs, especially in the Tokyo, Nagoya, and Osaka metropolitan areas, which has put new housing out of the reach of potential buyers.
    Извините, нужно было (для Вас) подчеркнуть: «In the mid-1990s, the average salaried worker in Tokyo could only afford a house 40 km outside the Tokyo metropolitan area. Condominiums and prefabricated homes provided much of the nation’s new housing in the 1980s. In fiscal 1987, low interest rates pushed new housing starts to 1.729 million units; they declined in 1988 to 1.6 million, and fell to 1.343 million in 1991 with the start of the recession. However, in 1998, there was a total of 50.25 million dwellings, representing 13% more than the number of households. About 61% of dwellings are owner occupied. Most dwellings are relatively small by international standards. In 1998, about 1.1 million rental properties had under 60 square meters of floor space.»

    там дальше про хаусхолдс. но кол-во хаусхолдс очень даже обусловлено ценами на недвижимость. Пятикомнатный дом с 3 ресепшинами здесь — это один хаусхолд, но жить там могут как миниумум 8 семей гастробайтеров, так как там восемь комнат. Все потому, что они не могут себе позволить снять по однокомнатной квартире. Следовательно цены на крохотные квартиры постепенно начнут падать. Они уже приближаются к критической точке. Это Вы сами придумали?

    Инфляция официальная была намного выше 10 процентов, приближалась к 20.

    да, только тогда люди не занимали (не имели возможности занимать) суммы в 6-8 раз превышающие их годовой инком..соответственно, потребовался большой скачок банковского интереса, чтобы рынок недвижимости рухнул. в современных условиях это случится при незначительном росте интереса.
    Не забывайте, что 20 лет назад люди могли расчитывать на социальную поддержку по оплате моргиджа если они теряли работу. сейчас такая форма поддержки отсутствуеи как данность. а безработица будет расти

    Врядли государство этому будет радо (если допустит), т.к. это повлечет значительную волну людей которые потеряв свое жилье будут рассчитывать на государство в предоставлении крыши над головой. что в свою очередь государство сделать не в состоянии, т.к. им их просто некуда будет селить в данный момент. («Council house sales under the Thatcher and Major governments were labelled the biggest privatisation of all, with 1.5 million properties sold during the 80s and early 90s. But little of the cash then was ploughed back into housing «). Ситуация произошедшая с недвижимостью и банковскими процентами 20-лет назад тоже скорее всего поэтому была искусственно создана, т.к. напрямую совпадает с этой же распродажей недвижимости в ЮК. И т.к. на ошибках учатся, не думаю что они полезут опять на те же грабли. Тем более что и с прошлыми-то они до сих пор так и не разобрались.

    http://news.sky.com/skynews/article/0,,30400-1256664,00.html/
    похоже, у государства не будет выбора

    Most dwellings are relatively small by international standards. In 1998, about 1.1 million rental properties had under 60 square meters of floor space.»

    Xеx, на родине 60 метров это если не 3x-комнатная то 2-x точно )

    повышение ставки последует за так называемым «credit crunch» — усиления контроля над кредитами, т.е. люди не смогут занимать в тех количествах, как это происходит сейчас. в результате цены опять же падают
    Настоящее правительство намерено продлить так называемое «экономическое чудо» насколько это возможно, откладывая коллапс на момент прихода к власти следующего правительства..

    ПС идея не моя — где-то прочитала

    не совсем так. Если бы центробанк печатал необеспеченные ничем деньги, то первым делом фунт бы рухнул по отношению к другим валютам. Тут все-таки мешанина какая-то во мнениях и головах.

    Где же ходит этот самый толковый экономист на форуме?

    не совсем так. Если бы центробанк печатал необеспеченные ничем деньги, то первым делом фунт бы рухнул по отношению к другим валютам. Тут все-таки мешанина какая-то во мнениях и головах.

    Где же ходит этот самый толковый экономист на форуме?
    так в других валютах происходит все то же самое. :lol: Они же не могут все по отношению к друг другу рухнуть, они все более или менее одинаковые. Это игра, в которую играет весь мир.

    А вот даже интересно у кого цены падают?
    В нашем колхозе цены только растут. Жилья катастрофически не хватает. Люди на каунсиловское жилье стоят по 7 лет.

    ИМХО гос-ву было бы выгодно строить дешевые дома и продавать их с 12% скидкой от рыночной цены. Четкий доход можно нарисовать, даже если ты такой пень в цифрах, как я.

    Эх. как греют мысли о тех добрых 70-х когда дом, что нынче стоит 115 тыс. продавался всего за 15.

    Кстати, вы домовладельцы? Я — нет. Считаю чистым безумием покупать свой дом по нынешним ценам.

    Макроэкономист так и не пришел, а наши знания отрывочны. То что банки одалживают нам не те деньги, которые лежат у нас на счетах, я думаю, мы разобрались. На самом деле наши вклады идут в обязательный резерв. То есть согласно финансовому законодательству на каждый фунт, который мы сбережем банк может одолжить нам три (или что-то вроде того). Этот обязательный резерв существует для обеспечения стабильности финансовой системы.

    Вот ссылочка, по которой описано, как работает банковская система США, для чайников, в общих чертах так сказать:

    От гарантий собственной валюты драгметаллами и камнями многие страны отказались уже в 60-ых. Для регуляции валютных рынков существует теперь FOREX. Про него на http://money.howstuffworks.com тоже можно почитать.

    Покупка недвижимости, на мой взгляд, как и многие другие вещи зависит от финансовых и личных обстоятельств покупающего. Могу сказать, что в ЮК, за пределами Лондона высококвалифицированному специалисту, главным источником дохода которого является зарплата покупка недвижимости по отношению к аренде будет скорее не выгодна, чем прибыльна.

    Февраль, посудите сами, если основным доходом человека является заработная плата, то он зависит от месторасположения работы (за редким исключением). Место работы должно быть, скажем не далее чем 45 минут езды в одном направлении, конкретная цифра зависит от уровня комфорта, который человек хочет.

    Но если место работы будет находится излишне далеко, то кроме потерянного комфорта финансово ездить на работу будет не выгодно.

    Следовательно, если такой человек потеряет или решит поменять работу, то он будет ограничен радиусом в 45 минут или и того меньше. Если человек имеет узкую специализацию (высококвалифицированный специалист), то за пределами Лондона, где плотность экономической активности ниже, может быть проблематично найти аналогичную работу на разумной дистанции. Особенно, если человек добирался на работу за 10 минут и 2 фунта в одну сторону, а теперь придется тратить 45 минут и 15 фунтов в один конец. Простые подсчеты покажут, что чтобы более удаленная работа была хотя бы эквивалентна в финансовом плане (о комфорте не говорим), она должна приносить на 530 фунтов в месяц больше после налогов (уйдет на дорогу).

    Если человек итак уже попал в категорию, платящую 40% подоходного налога, то требуется значительное увеличение зарплаты (порядка 10К в год). За пределами Лондона деньги считать умеют и такое увеличение может оказаться проблематичным.

    К тому же, прелесть жизни вне Лондона как раз в том, что можно жить недалеко от работы, что не надо стоять в пробках. Можно вести менее напряженную жизнь, концентрируясь на том, что действительно имеет значение.

    Следовательно, мы приходим к тому, что:
    1) За пределами Лондона высококвалифицированному специалисту при смене работы скорее всего будет сложно найти что-то привлекательное поблизости.
    2) Либо придется терпеть лишения и ездить за тридевять земель.
    3) Либо переезд.

    Теперь несколько занимательных фактов:
    1) За пределеми Лондона месячная рента часто ниже даже процентов (не говоря о полных выплатах), которые платились бы по моргиджу за тот же дом.
    2) Основное бремя интресса выплачивается в первые 7 лет моргиджа.
    3) Люди в среднем переезжают раз в семь лет (совпадение?)
    4) Когда нет скачкообразного роста цен на дома (бум), то дом выгоден как инвестиция только в долгосрочной перспективе. В первые 7-10 лет доход будет меньше, чем от ценных бумаг.
    5) Первые два года вообще (если нет бума) уйдут в минус. Связано это с первоначально высоким интрессом, а также расходами на покупку дома.
    6) Полная цена моргиджа включает кучу страховок, которые не всегда учитывают.
    7) Купив дом его надо обслуживать: красить, чинить и так далее.

    Поэтому переезд в первые 2-4 года вообще нежелателен в финансовом плане (опять же если нет бума). А для высококвалифицированного специалиста вне Лондона, к тому же если он молод, такая вероятность очень высока.

    В данном случае, по-видимому, лучше снимать (будете платить скажем 500 фунтов в месяц, тогда как только проценты и страховки и прочие траты при покупке составляли бы 800-900 ежемесячно).

    Будет гораздо больше гибкости: не понравилось — съехали. Риск только попасть на депозит.

    Разницу в 300-400 фунтов ежемесячно можно инвестировать в ценные бумаги (средний рост 11-13%), образование и так далее. Хитрость тут в том, что бы в случае аренды эти 300-400 фунтов разницы не спустить в унитаз в буквальном и переносном смысле. Если же итак, итак тратить 100% и более процентов зарплаты, то лучше покупать: когда продадите то получите хоть какие-то сбережения.

    Тут надо заметить, что есть еще пару ньюансов с арендой и покупкой.

    В Великобритании принято индексировать зарплату ежегодно. Повышают обычно на среднее значение RPI (Retail Price Index)и СPI (Consumer Price Index). RPI отражает инфляцию согласно потребительской корзине. CPI включает еще и кредиты. Поэтому, когда Банк Англии повышает ставку, то CPI оказывается гораздо выше RPI.

    Как результат если Джон арендовал три года назад дом, а Джейн купила аналогичный дом, и после Банк Англии поднял ставку на 2.25%, то скорее всего аренда Джона не возрасла, тогда как выплаты у Джейн, а именно интресс возрос существенно. Скажем и Джон и Джейн получали свою ежегодную коррекцию зарплаты (среднее между RPI и СPI). В результате коррекции на среднее, покупательская фактическая покупательская способность Джона росла (ведь его расходы увеличились на RPI), а у Джейн падала (у нее расходы увеличивались на CPI).

    Cледующий ньюанс в том, что Джон экономил арендуя ежемесячно 300 фунтов по сравнению с Джейн, плюс откладывал еще 300 фунтов (которые Джейн тратила на выплату принципала, страховок, ремонт). Джон инвестировал эти деньги, под 11% годовых (

    0.92% в месяц). Через три года у Джона будет 25.5К штакетом.

    Стоимость дома Джейн росла на 9% в год (бума нет) и теперь составляет вместо начальных 140К около 166.3К. К тому же, выплачивая в среднем 120 фунтов приципала в месяц Джейн имеет еще плюс к этому 5.4К. То есть грязная прибыль Джейн составила 31.7К, на первый взгляд больше, чем у Джона. Однако, вычтем расходы на покупку и продажу дома (возьмем скромно 7К) и получим 24.7К.

    То есть при данных условиях задачи в финансовом плане арендовать оказалось выгодней, так как штакет Джона оказался на 0.8К толще, при гораздо большей степени свободы.

    Вне сомнений, сравни мы более долгосрочную перспективу (даже не 10 лет, а лет 15-20) и Джейн вполне могла бы обставить Джона. В условиях бума недвижимости Джейн тоже его бы обставила.

    Тут хочу обратить ваше внимание еще раз на немаловажный факт. Джон и Джейн — высококвалифицированные спецы живущие в области с низкой плотностью экономической активности. При этом Джон не арендует и пропивает разницу (или покупает гаджеты), а намеренно эту разницу инвестируют таким образом, что и Джон и Джейн в результате могут позволить себе равное количество удовольствий. Только в этом случае у Джона есть хороший шанс вырваться вперед при одинаковом качестве жизни.

    Конкретные случаи могут отличатся от иллюстрации, но мораль одна: сначала надо посчитать, а потом делать. :)

    В данном случае, по-видимому, лучше снимать (будете платить скажем 500 фунтов в месяц, тогда как только проценты и страховки и прочие траты при покупке составляли бы 800-900 ежемесячно).С какого потолка взяты эти цифры?

    Джон инвестировал эти деньги, под 11% годовых (

    0.92% в месяц). Через три года у Джона будет 25.5К штакетом.Не подскажете, где дают 11% годовых?

    То есть при данных условиях задачи в финансовом плане арендовать оказалось выгодней, так как штакет Джона оказался на 0.8К толще, при гораздо большей степени свободы.Из взятых с потолка цифр вы сумели выжать финансовую выгоду в 800 фунтов за три года. А если у Джона ставка по бумагам будет не 11%, а 10?, а у Джейн за три года весь ремонт будет заключаться только в том, чтобы одни раз подкрасить стенку? Все ваши выводы рассыпаются как карточный домик.

    Макроэкономист так и не пришел, а наши знания отрывочны. То что банки одалживают нам не те деньги, которые лежат у нас на счетах, я думаю, мы разобрались. На самом деле наши вклады идут в обязательный резерв. То есть согласно финансовому законодательству на каждый фунт, который мы сбережем банк может одолжить нам три (или что-то вроде того). Этот обязательный резерв существует для обеспечения стабильности финансовой системы.

    Вот ссылочка, по которой описано, как работает банковская система США, для чайников, в общих чертах так сказать:

    От гарантий собственной валюты драгметаллами и камнями многие страны отказались уже в 60-ых. Для регуляции валютных рынков существует теперь FOREX. Про него на http://money.howstuffworks.com тоже можно почитать.

    Покупка недвижимости, на мой взгляд, как и многие другие вещи зависит от финансовых и личных обстоятельств покупающего. Могу сказать, что в ЮК, за пределами Лондона высококвалифицированному специалисту, главным источником дохода которого является зарплата покупка недвижимости по отношению к аренде будет скорее не выгодна, чем прибыльна.
    Фу. Как все розово и припудренно. Ваша ссылка — это то, как мы ДОЛЖНЫ понимать стаф.
    Вот это мне нравится больше. В конце концов, важно то, во что мы сами выбираем верить.
    http://users.cyberone.com.au/myers/money-masters.html

    Преступно безумный, какая прекрасная наблюдательность! Как вы догадались, что это просто пример? Я ведь пытался все выдать за фактический случай. Но вас, я гляжу, на мякине не проведешь, вы зрите в корень и разносите зарвавшихся собеседников в пух и прах!

    Что ж, попробуйте открыть хотя бы http://www.rightmove.co.uk/ и посмотреть цены на аренду и покупку трехбедрумного дома, который севернее Лондона может стоить 100К-200К. А цены на аренду будут колебаться между 400-750 ежемесячно. Потом посмотрите, сколько будет стоить моргидж ежемесячно на такой дом. Вполне может оказаться, что я не преувеличиваю и не ошибаюсь на порядок.

    Где дают 11% годовых? Разве это экстраординарный возврат на ценных бумагах? Маржа годовой прибыли 10-15% на капитал для здоровой компании считается нормальной. Рынки развивающихся стран дают и 40..60% рост, что несколько вздуто, но абсолютно реально. Конечно есть более высокий риск. Если вы хотите вложить деньги и получить такой процент — ищите тщательней, обрящете. Инвестируя вы не привязаны даже к Великобританией, тогда как покупая жилье где собираетесь обитать вы часто привязаны к местоположению источника дохода.

    Возможен и вариант, что средняя ставка у Джона за три года будет 10%. Или даже 8%. Но смена места жительства не означает для него, что надо от ценных бумаг избавится. Поэтому ему будет реальней поймать скачек акций в долговременной перспективе не неся расходов на транзакции купли-продажи. Следовательно в пятилетней перспективе его среднее вполне может быть в результате больше 8% или 10%.

    Для Джейн же, с течением времени возрастает вероятность ремонтных расходов. Любой ремонт может серьезно уменьшить ее финальную прибыль. Более того, 7К взятые на покрытие транзакций купли продажи — весьма оптимистичная сумма. Скорее всего это будет 10К. Девять процентов годового роста тоже обозначает хороший рынок недвижимости, рост может быть и всего 5-6%. Для Джейн смена работы связана с риском получить гемморой: продать дом, или сдать в аренду (там свои плюсы и минусы), или понизить качество своей жизни.

    И Джон и Джей только выигрывают в долгосрочной перспективе, дай им обоим бог здоровья и счастья в личной жизни. Но ответ на вопрос «стоит ли покупать или снимать» совсем не однозначен. Переменных там много, и обстоятельства влияют очень сильно. Главное понимать, что люди снимающие не обязательно проигрывают, если вдумчиво строят свою финансовую стратегию.

    Не буду с Вами спорить, т.к. определённая логика прослеживается. Есть лишь пару вопросов/поправок по поводу фактов:
    Теперь несколько занимательных фактов:
    1) За пределами Лондона месячная рента часто ниже даже процентов (не говоря о полных выплатах), которые платились бы по моргиджу за тот же дом.
    В моем опыте это прослеживается не как закономерность, а лишь как исключение. Иначе «Buy-to-Let» ипотеки были бы уже просто прекращены как вид за пределами М25.
    2) Основное бремя интресса выплачивается в первые 7 лет моргиджа.
    Обычно это делается пропорционально на протяжении всего срока ипотеки. Вы наверное берете Endowment Mortgage как пример. К сожалению это очень неудачный пример.

    3) Люди в среднем переезжают раз в семь лет (совпадение?) По государственной статистике от 5 до 10 лет.

    4) Когда нет скачкообразного роста цен на дома (бум), то дом выгоден как инвестиция только в долгосрочной перспективе. В первые 7-10 лет доход будет меньше, чем от ценных бумаг. Ценные бумаги являются наименее безопасным вкладом. При даже временном экономическом спаде многие капиталы вложеные в ценные бумаги значительно легчают (если не пропадают вообще). Капиталы вложенные в недвижимость тоже становятся более облегчёнными, но потом опять набирают вес.

    5) Первые два года вообще (если нет бума) уйдут в минус. Связано это с первоначально высоким интрессом, а также расходами на покупку дома. Хорошо, расходы — это правда. Но что Вы имеете ввиду под первоначально высоким интересом?

    6) Полная цена моргиджа включает кучу страховок, которые не всегда учитывают. Страховки обычно составляют пропорцию в 10-15% от суммы ипотеки.

    7) Купив дом его надо обслуживать: красить, чинить и так далее. Естессно, ведь это только подымает его стоимость.

    В данном случае, по-видимому, лучше снимать (будете платить скажем 500 фунтов в месяц, тогда как только проценты и страховки и прочие траты при покупке составляли бы 800-900 ежемесячно). А теперь объясните где Вы умудряетесь вычислить разницу в 300-400 фунтов [90%]?

    Cледующий ньюанс в том, что Джон экономил арендуя ежемесячно 300 фунтов по сравнению с Джейн, плюс откладывал еще 300 фунтов (которые Джейн тратила на выплату принципала, страховок, ремонт). Джон инвестировал эти деньги, под 11% годовых (

    0.92% в месяц). Через три года у Джона будет 25.5К штакетом. Ваша разница по ходу посчетов выростает до 600 фунтов (при скажем ренте в 500?) [120%]. Где Вы берете эту цифру, на чем экономит Джон (кроме страховок, принципала, ремонта), и почему Вы считаете логичным утверждение что покупать более чем в 2 раза дороже чем снимать? Анализ рынка говорит иначе.

    Эта статья научит вас зарабатывать:  Суперскальпинг на бинарных опционах Виталия Попова (отзывы)
    Эти брокеры дают бонусы за открытие счета:
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Бинарные опционы: прибыльные индикаторы, сигналы и системы
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: